Визит в Москву главы МИД Франции Жан-Марка Эйро


Неофициальный перевод
Жан-Марк Эйро, министр иностранных дел и международного развития, посетил Москву 19 апреля 2016 года. Состоялась встреча с Президентом Путиным и его российским коллегой Сергеем Лавровым.

Это его первый визит в Москву в качестве министра иностранных дел, обсуждались вопросы двусторонних отношений, основные кризисы, в частности, в Сирии, Ливии и на Украине и напряженная ситуация между Арменией и Азербайджаном в Нагорном Карабахе.

По Украине - министры рассмотрели развитие ситуации с момента встречи министров иностранных дел в нормандском формате 3 марта и обсудили ближайшие шаги для реализации минских договоренностей.

Жан-Марк Эйро выразил озабоченность продолжением боевых действий.

Жан-Марк Эйро также встретился с французским деловым сообществом и рядом организаций гражданского общества.

Вступительное слово г-на Жан-Марка Эйро, министра иностранных дел и международного развития, во время встречи с Президентом России г-ном Владимиром Путиным (Москва, 19 апреля 2016)

Господин Президент, благодарю Вас за то, что Вы смогли вписать нашу встречу в свой плотный график. Я счастлив снова встретиться с Вами, мы виделись в 2013 году, наше общение было полезным, интересным и откровенным, оно убедило меня в важности франко-российских отношений.

Мне очень приятно передать приветствие Президента Олланда и приглашение посетить Париж в октябре. Наша с Вами встреча и последующая встреча с Сергеем Лавровым – это возможность продолжить развитие отношений между Францией и Россией. Мы будем обсуждать многие темы: двусторонние отношения, вопросы международной жизни, это будет конструктивный диалог, он направлен на расширение наших отношений. Мы будем обсуждать вопросы, которые стоят перед нами и перед всем миром.

Вступительное слово г-на Жан-Марка Эйро, министра иностранных дел и международного развития, во время встречи с его российским коллегой г-ном Сергеем Лавровым (Москва, 19 апреля 2016 года)

Сергей, благодарю тебя за прием. Мы уже встречались в Париже, это была встреча с глазу на глаз в рамках нормандского формата; с момента моего вступления в должность мы много раз проводили телефонные разговоры, ты пригласил меня в Москву, я быстро приехал и очень рад быть здесь. Еще раз благодарю тебя за прием.

Мы только что закончили встречу с Президентом Путиным, который, несмотря на свой плотный график, принял меня и у нас состоялся очень интересный и полезный обмен мнениями; ты присутствовал на этой встрече, я знаю, что ты содействовал тому, чтобы встреча состоялась, спасибо. Я считаю, что на нас двоих лежит ответственность по продолжению развития наших контактов, обстоятельному обсуждению вопросов, на которые у нас пока не было времени, как в плане двусторонних отношений, так и международных проблем.
Несмотря на имеющие разногласия, взаимоотношения Франции и России всегда были насыщенными и разносторонними, в частности, в экономике,

университетском, научном и культурном сотрудничестве и в рамках проекта городов-побратимов. Недавно в Москве были многие министры; намечается визит Матиаса Фекла, государственного секретаря по внешней торговле; Эмманюэль Маркон предполагает принять участие в Санкт-Петербургском экономическом форуме; намечается визит Тьерри Мандона, государственного секретаря по науке; председатель Сената Франции в начале этого месяца был в Москве; есть контакты на уровне мэров, губернаторов, в частности между мэром Парижа Анн Идальго и мэром Москвы Сергеем Собяниным.

Мы ждем визита Президента Путина во Францию в октябре, я передал ему дружеское приветствие и приглашение Президента Олланда принять участие в церемонии открытия выставки в качестве почетного гостя и я думаю, он приедет, он мне дал принципиальное согласие./.

Совместная пресс-конференция г-на Жан-Марка Эйро, министра иностранных дел и международного развития, и его российского коллеги г-на Сергея Лаврова - Выступление г-на Эйро (Москва, 19 апреля 2016 года)

Спасибо, Сергей, за прием. Я с радостью принял твое приглашение посетить Москву. У нас уже была возможность встречаться, обсуждать многие вопросы и участвовать в министерской встрече в нормандском формате 3 марта; мы часто проводим телефонные переговоры по основным ключевым вопросам двусторонних отношений и международной политики. Цель моего визита – активизировать двусторонние отношения. Франция и Россия имеют общую историю. Франция и Россия должны действовать вместе, они уже делают это, однако они могут делать больше, развивая открытые и честные отношения, в том числе, обсуждая разногласия, общие взгляды, общую обеспокоенность и совместные предложения.

У меня была возможность встретиться с Президентом Путиным, потом мы с Сергеем (Лавровым) продолжили углубленное обсуждение многих вопросов, далее после этой пресс-конференции перед вылетом в Париж намечен ужин.
Наши двусторонние отношения: мы отметили, Сергей (Лавров) напомнил об этом, что экономические контакты остаются насыщенными. Многие французские предприятия продолжают работать в России, хотя предприниматели некоторых стран в последнее время прекратили здесь свою работу. Это не касается французских предприятий, они все продолжают работать. В обед я встречался с некоторыми из них, и мы отметили успехи во многих областях – Сергей (Лавров) уже говорил о них – это авиакосмическая отрасль, транспорт, энергетика, сотрудничество высших учебных заведений, культурное и научное сотрудничество. В рабочих встречах принимали участие многие члены правительства, прошло заседание межправительственного совета по экономике и промышленности.

Культурное сотрудничество: Президент Олланд передал дружеское приветствие Президенту Путину и пригласил принять участие в октябре в культурном событии, которое позволит расширить сотрудничество. В то же время, существующие двусторонние экономические связи имеют больший потенциал. Их можно развивать – и мы, конечно, говорили об этом, однако этому препятствуют санкции, которые были наложены Европейским Союзом в рамках украинского кризиса.

Еще раз хочу отметить, эти санкции – не самоцель, они обусловлены исключительно политическими мотивами – это достижение мира на Украине. Ситуация там сложная, я смог в этом убедиться в ходе совместного с Франк-Вальтером Штайнмайером визита в феврале месяце. Всем сторонам следует проявить ответственность. Что касается российских властей, мы считаем, что они могут повлиять на сепаратистов в вопросе эффективного соблюдения режима прекращения огня, это возможно, и мы могли в этом убедиться. Так было прошлой осенью. Можно быстро добиться прогресса. Теперь в Киеве работает новое правительство, ему необходимо соблюдать принятые обязательства и провести реформы, в частности, касающиеся добавления в Конституцию специального статуса Донбасса и проведения выборов на основе прекращения действия существующей избирательной системы.

Конечно, для этого должны быть соблюдены условия безопасности, мы наметили проведение дополнительных встреч и, я надеюсь, мы сможем быстро продвигаться вперед. Я даже высказал пожелание добиться результата не позднее конца первого полугодия 2016 года. Таким образом, наша с Сергеем (Лавровым) задача - это проведение межправительственного семинара, который возможен, если наметится прогресс.

То есть, это срочный вопрос, и я полагаю, что прошедший диалог показывает, что есть понимание необходимости найти решение. Я затронул непростой вопрос эмбарго на свинину, который связан не с европейскими санкциями, а с проблемами санитарного контроля, он был поднят Россией на совершенно законном основании и может быть решен путем диалога между министрами сельского хозяйства. В любом случае, мы можем начать переговоры.

Дорогой Сергей, наше обсуждение, конечно, касалось возможностей решения основных кризисов, например ближневосточного. Я рассказал своим коллегам о моих впечатлениях по итогам визита в Ливию. Правительства национального единства под руководством М. Сарраджа, с которым мы вместе с Франк-Вальтерм Штайнмайером встречались в субботу, теперь работает в Триполи. Это хорошая новость и мы должны ее поддержать в интересах стабильности Ливии и всего региона. Мы выразили наше общее стремление к достижению стабильности в этой стране, использованию уроков истории и противодействию распространению группировки ИГ.

Мы, конечно же, говорили и о ситуации в Сирии, и я смог высказать свою точку зрения, которую все разделяют, основная задача состоит в соблюдении режима прекращения огня. Нарушения, имевшие место в последние два дня, вызывают озабоченность. Продолжение политики, выработанной в Женеве, абсолютно необходимо. Создавшаяся ситуация ставит под угрозу достигнутые договоренности, нам необходимо вернуться к ним любой ценой, и в этом процессе каждый из нас играет важную роль. Россия имеет здесь ключевую роль, это она содействовала прекращению огня, и я высоко это ценю. Но в то же время, я думаю, что благодаря своему расположению, своей истории, своей политике она может влиять на режим Дамаска, на соблюдение изменений в отношении партий, особенно оппозиции, что приведет к миру в Сирии, а также позволит восстановить страну и вернуться на родину беженцам.
Я говорил с Сергеем (Лавровым) о французской инициативе мирного урегулирования ближневосточного кризиса, который мы обсуждали в ходе его визита в Париж, мы пришли к заключению, что существующее статус-кво недопустимо. Оно чревато тяжелыми последствиями, эскалацией напряженности и гибелью людей, жертв и сейчас слишком много и с палестинской, и с израильской стороны. Нужно создать условия и дать шанс двум государствам: Израилю и Палестине, пока еще не поздно. Чтобы два соседних государства жили в мире и безопасности. Именно такая задача ставится перед нашей инициативой и мне бы хотелось, чтобы Россия приняла участие в этом первом этапе: встрече министров иностранных дел, на которой будут созданы условия, основанные, конечно, на работе международной «четверки», и конференции, на которую будут приглашены стороны: мы обсуждали эту тематику с нашими ближневосточными партнерами.

Еще раз спасибо за это приглашение. Я оценил открытость наших контактов и возможности, которые позволят нам сделать многое вместе.

В. - Думаете ли Вы, что президент Асад может победить? И какова может быть особая роль Франции в этой ситуации, в то время как в течение многих месяцев мы наблюдаем что, в решении любой серьезной проблемы принимают участие только две великие державы: США и Россия, которые стремятся договориться и найти выход ?
(…)
О. - Вы правы, у каждого из нас своя роль в решении Сирийского вопроса. Это невозможно сделать силовыми методами, только путем переговоров. Посмотрите, что происходит в Йемене, война привела к катастрофе, затем к перемирию и к переговорам. Мы можем сделать то же самое в Сирии, именно потому, что находимся на очень важном этапе.

Это первое перемирие с начала этой ужасной войны, которая привела к гибели тысяч людей и к миллионам беженцев, стремившихся выжить; я считаю, что пришло время положить конец этой ситуации. Прекращение огня – чрезвычайно важный этап, на котором мы должны сосредоточить все наши силы, убедить всех принять участие в возобновлении переговоров на лучших условиях.

Я видел заявления представителя национального совета сирийской оппозиции, который создал переговорный комитет, провел очень большую работу по выработке предложений и заявил, что хочет выйти из игры. Необходимо, чтобы он мог вернуться, и, чтобы в решение этой проблемы были вовлечены все. Франция находится в постоянном контакте с оппозицией и уже провела большую разъяснительную работу, и будет и дальше это делать. Но для этого необходимо, чтобы режим прекращения огня соблюдался, гуманитарная помощь продолжала поступать и политическая ситуация позволила создать условия для реального переходного периода. И в итоге, все это приведет к проведению выборов, на которых сирийский народ сможет высказаться.

Этот переходный период означает, что события в Украине и Ливии научили нас, что уничтожение единства страны, ее политического и институционального устройства ведет к хаосу. Именно в этом контексте необходимо создавать условия для переходного периода. Диалог запущен, он подразумевает честное обсуждение вопросов, что мы и сделали с Сергеем (Лавровым).

Франция работает в этом направлении со своими немецкими, английскими и другими коллегами. Мы делаем все возможное для сохранения мирного процесса. США и Россия не смогут единолично справиться с этой проблемой. Это не умаляет их значимости, Россия великая нация и великая держава. Но мы находимся в такой ситуации, где не имеем права рисковать. Если произойдет сбой, он не вернет нас к нулю, он отбросит нас далеко назад, к драматическим последствиям, и необходимо любой ценой избежать столкновения шиитов и суннитов, необходимо наладить диалог с Саудовской Аравией, Арабскими Эмиратами, Ираном. Это то, что делает Франция.

B - За последние полгода Париж и Брюссель стали жертвами страшных терактов. Не считаете ли Вы, что было потеряно много времени, вместо того, чтобы активно взаимодействовать с Россией в этой сфере? Когда может быть полноценно восстановлена работа Совета Россия-НАТО? Насколько комфортно Франция чувствует себя в Альянсе, учитывая, что Ваша страна не раз меняла свою позицию о членстве в нем?

О. – Франция всегда была членом Атлантического альянса, она из него не выходила. Не стоит возвращаться к дебатам прошлого. Франция состоит в НАТО и будет продолжать свое членство, но вместе с тем она проявляет особое внимание к подготовке саммита НАТО/Россия в июле в Варшаве и к тому, чтобы отношения с Россией были максимально прозрачными и чтобы Россия ни в коем случае не рассматривала североатлантический блок, как угрозу. Это совершенно не соответствует нашему пониманию и, как и Сергей Лавров, я приветствую проведение Совета НАТО/Россия, на котором будут рассмотрены все вопросы. Мне даже кажется, что было бы неплохо встретиться до июльского саммита, чтобы сблизить позиции, диалог необходим. Есть общие интересы, вы их объяснили – мы можем вместе бороться с терроризмом, против распространения ядерного оружия. Я считаю, что мы можем продвигаться вперед в рамках общих интересов мира и безопасности.
(…)

В. – Будет ли у вас возможность встретиться с представителями российского гражданского общества? Если я не ошибаюсь, это было предусмотрено во второй части вашего визита. Представители гражданского общества жалуются на ограничение гражданских свобод, накануне парламентских выборов осенью на ограничение свободы прессы. Мне бы хотелось знать, обсуждались ли эти вопросы в течение дня? Обсуждали ли Вы их с г-ном Лавровым или, возможно, с г-ном Путиным вопросы гражданских свобод. Считаете ли Вы, что желание Франции обсуждать вопросы с представителями российского гражданского общества является проявлением критического отношения к российским властям?

О. – Мы обсуждали не все темы. Когда я раньше приезжал в качестве премьер министра, у меня были встречи с представителями гражданского общества, в этот визит я надеюсь еще с ними встретиться до вылета в Париж. Это совершенно нормально: я встречался с руководителями, с представителями экономической сферы и гражданского общества.

Что касается свободы прессы, честно говоря, я не думаю, что это является для Сергея (Лаврова) сюрпризом. Франция уважает принципы эти принципы, Россия является членом Совета Европы и есть ряд обязательств, которые лежат на нас. Я говорю о многих вещах не для того, чтобы дать урок, мы – партнеры и друзья и, мне кажется, очень важным говорить об этом, как на государственном уровне, так и в частных беседах. Известна приверженность Франции правам человека и она несет всю полноту ответственности.
(…)

В. - Представители эр-риадской группы предложили заморозить переговоры и умеренная оппозиция, а именно «Ахрар аш-Шам» и «Джейш аль-Ислам», объявили, что необходимо приостановить перемирие и возобновить боевые действия. Каковы будут последствия возобновления вооруженного конфликта? В этих условиях возможна ли встреча МГПС в Женеве 21 апреля, и в каком формате?

B - Председатель Верховной Рады Украины заявил, что парламенту необходимо изъять из законопроекта о внесении изменений в конституцию необходимо пункт о специальном статусе Донбасса, а новый председатель правительства выступил с инициативой о создании министерства по вопросам АТО и оккупационных территорий. Как Вы это оцениваете? Насколько это совпадает с Минскими договоренностями?
(…)
О – Безусловно, во взаимоотношениях между Россией и Украиной вопрос обмена пленными может снизить напряженность.
По Минску: после назначения Верховной Радой нового премьер министра и вступления его в должность Президент Олланд и Канцлер Меркель провели телефонный разговор с г-ном Порошенко и высказали пожелание о четком соблюдении минских договоренностей.
Как я уже сказал сегодня, об этом говорил и Сергей (Лавров), необходимо, чтобы минские договоренности были выполнены. Все минские договоренности, только минские договоренности. Все остальное – это просто затягивание процесса.

О. - Что касается Сирии, этот вопрос обсуждался, но пока еще нет инициативы на уровне министров. Но так как мы очень озабочены сложившейся ситуацией, необходимо предпринять политическую инициативу для стабилизации мирного процесса, и Франция к этому готова. (…)./.

publié le 29/04/2016

Наверх