VIII Уральская международная школа прав человека

ИТОГИ ПРОВЕДЕНИЯ VIII УРАЛЬСКОЙ МЕЖДУНАРОДНОЙ ШКОЛЫ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА «ЧАСТНАЯ ЖИЗНЬ: МЕЖДУНАРОДНЫЕ И НАЦИОНАЛЬНЫЕ СТАНДАРТЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ»
Автор : Кудряков А.В., член международной общественной организации «Сутяжник», студент Уральского государственного юридического университета (г. Екатеринбург)

22-25 сентября 2016 года в Екатеринбурге состоялась очередная VIII Уральская международная школа прав человека, которая была посвящена праву на уважение частной и семейной жизни. Традиционным организатором Школы выступила международная общественная правозащитная организация «Сутяжник» и негосударственное образовательное учреждение «Академия по правам человека» в сотрудничестве с гражданским форумом ЕС-Россия, Советом Европы, посольством Франции, Германии, Швейцарии, и другими российскими, иностранными и международными организациями.

Среди преподавателей Школы были юристы ЕСПЧ, европейские ученые, эксперты и адвокаты в области международной защиты прав человека, ведущие российские юристы и правозащитники. Школа насчитывала около 80 выпускников из разных регионов России от Калининграда до Иркутской области.

В первый день Школы Юрий Пальцев, юрист Секретариата ЕСПЧ, рассказал об истории возникновения и развития права на уважение частной жизни. Он подчеркнул, что первоначально это право понималось ЕСПЧ очень узко как право быть оставленным в покое, но постепенно прецедентная практика ЕСПЧ расширялась, и право на уважение частной и семейной жизни стало интерпретироваться ЕСПЧ как включающее право на личное развитие, а также право устанавливать и развивать отношения с другими людьми и внешним миром (Niemietz против Германии). Статья 8 Конвенции защищает право на имя, репутацию, физическую и духовную целостность, сексуальную ориентацию и гендерную идентичность, приватность, защиту персональных данных, право на благоприятную окружающую среду. Доклад Юрия вызвал много вопросов у слушателей по осужденным (лечение, отбывание наказания вдали от дома, получение свиданий, заражение туберкулезом, и т.д.). Он ответил, что отсутствие быстрого и эффективного лечения может являться нарушением статьи 3 Конвенции (Ивко против России, Макшаков против России).

Почти весь второй день Школы Юрий подробно говорил о правилах обращения в ЕСПЧ, критериях приемлемости жалоб и порядке их рассмотрения. Многие заявители допускают оплошность, разрывая описание фактов в формуляре жалобы и дополнении к нему. Формуляр жалобы должен содержать в сжатой форме полное и самодостаточное описание фактов, нарушений статей Конвенции, исчерпания внутренних средств правовой защиты.

Последним эффективным средством по гражданским делам является суд кассационной инстанции (Абрамян и Якубовские против России, 38951/13), по уголовным делам – суд апелляционной инстанции (Кашлан против России, 60189/15). В ряде случаев в России отсутствуют эффективные средства правовой защиты, поэтому необходимо сразу обращаться в ЕСПЧ. К числу таких ситуаций относятся жалобы на условия содержания, неоказание медицинской помощи в тюрьме.

Участники задавали жизненно важные вопросы, как поступать, если побои у человека не удалось зафиксировать, что особенно часто случается в тюрьме. ЕПСЧ в таких случаях применяет более мягкий стандарт доказывания, согласно которому достаточно словесного, но очень подробного и непротиворечивого описания телесных повреждений и обстановки вокруг.

Если жалоба была коммуницирована, заявитель может обратиться в ЕСПЧ с ходатайством о предоставлении денежной суммы (850 евро) для оплаты услуг представителя в ЕСПЧ.

В конце третьей части своего выступления Юрий Пальцев рассказал о делах по защите права заключенных на частную жизнь. Совсем недавно ЕСПЧ коммуницировал по статье 8 Конвенции дело «Вахмистров против России» (жалоба № 56443/09), которое касается вопроса отсутствия теплой одежды. Заявитель был неспособен гулять, проводить время на свежем воздухе зимой из-за того, что он не был обеспечен теплыми ботинками. В деле «Szafranski v Poland» (жалоба № 17249/12) ЕСПЧ признал, что отсутствие в тюрьме ограждения санузла не обеспечивает приватность и является нарушением статьи 8 Конвенции. В деле «Biržietis против Литвы» (жалоба № 49304/09) абсолютный запрет заключенному иметь бороду был признан ЕСПЧ нарушением права на уважение частной жизни.

Также были затронуты проблемы перехвата телефонных разговоров и интернет-сообщений на рабочем месте (жалобы 62617/00, 61496/08) и регистрации отношений однополых пар. ЕСПЧ высказывал правовую позицию, что должна быть предусмотрена какая-то форма регистрации отношений однополых пар, которая может называться «союз» (жалобы 30141/04, 18766/11, 40792/10).

Полина Байгарова, координатор программы «Правовой диалог ЕС-Россия», Гражданский Форум ЕС-Россия (Германия) встретила участников приветственным словом и рассказала о проектах Гражданского Форума ЕС-Россия, и представила следующего тренера, Алексея Лаптева, доктора права (Германия), LL.M. (Kiel), эксперта правозащитной организации Prison Litigati и бывшего юриста ЕСПЧ. Именно благодаря проекту «Правовой диалог» Гражданского Форума ЕС-Россия Алексей Лаптев мог делиться своим опытом с участниками Школы. Он провел семинар по ошибкам заявителей в написании жалоб в ЕСПЧ. Обсудили проблемы компенсации в ЕСПЧ расходов представителя и морального вреда. Даже если представитель ведет дело на условиях pro bono, нужен формальный договор с заявителем об оплате услуг представителя. В противном случае ЕСПЧ не присудит компенсацию расходов на услуги представителя. Также Алексей посоветовал участникам Школы в случае подачи жалобы на нарушение статьи 3 Конвенции всегда ссылаться также на нарушение статьи 8. Если ЕСПЧ признает, что обращение не достигло минимального уровня жестокости, он может признать нарушение статьи 8 Конвенции.

Важный доклад сделал Кирилл Коротеев, юридический директор правозащитного центра Мемориал (Москва). На примере дела «Захаров против России» он рассказал об угрозах массового неконтролируемого прослушивания телефонных переговоров в России. Проблема кроется в несоответствии российского законодательства гарантиям Конвенции и принципам, выработанным ЕСПЧ. В частности, российское законодательство не предусматривает никакого уведомления лиц о том, что в отношении них ведется или велась прослушка, даже если она не выявила никаких противоправных переговоров. Прослушивание телефонных переговоров может осуществляться не только в отношении подозреваемых и обвиняемых, но и в отношении вообще любого лица, которое имеет любую информацию о преступлении, что уже само по себе содержит неопределенность. Около трети прослушек происходит вне уголовной сферы.

ЕСПЧ был удовлетворен тем, что разрешение на прослушку дает суд. Но он стал анализировать глубже: что конкретно судья проверяет? Оказалось, что чаще всего судье не предоставляются материалы, которые служат основанием для прослушки. Российский суды также не проверяют разумность подозрений и пропорциональность вмешательства в частную жизнь, однако без проверки этих обстоятельств судебный контроль является практически бессмысленным. В процессе изучения ЕСПЧ секретного законодательства выяснилось самое страшное, что к СОРМ (оборудованию, предназначенному для перехвата телефонных разговоров) никто не имеет доступа, включая операторов сотовой связи и прокуратуру, кроме органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (ОРД). Это означает, что никто не может узнать, что в отношении лица осуществляется прослушка без решения суда. Полностью отсутствует какой-либо контроль, что прослушка осуществляется с санкции суда. Органы, осуществляющие ОРД, сами получают судебное разрешение и сами же занимаются прослушкой, что позволяет прослушивать телефонные переговоры без получения судебного решения (так называемая неофициальная прослушка).

Кирилл Коротеев с сожалением заключил, что в Великобритании, Голландии и ряде других европейских стран парламент ссылается на дело «Захаров против России» для гармонизации своего законодательства со статьей 8 Конвенции, однако в России постановление ЕСПЧ по этому делу не исполняется. Вместо адекватного реагирования и устранения массового нарушения прав человека в России недавно был принят федеральный закон, получивший название «пакета Яровой», который обязывает операторов сотовой связи хранить все телефонные переговоры в течение трех лет, что лишь усугубляет проблему.

Доктор права Джемила Каррон, сотрудник юридического факультета Университета Женевы (Швейцария) и юридической клиники по проблемам уязвимых людей выступила с докладом о праве трансгендеров и транссексуалов на частную жизнь в Швейцарии. Ситуация с трансгендерами в Швейцарии, по ее мнению, в целом не такая уж и плохая, особенно если сравнивать с Россией. Основные препятствия, с которыми сталкиваются транссексуалы – это отсутствие специального законодательства для них. Имеются лишь отдельные положения в административном, гражданском законодательстве.

Например, для изменения имени некоторые региональные администрации требуют от транссексуалов прохождения медицинского освидетельствования, чтобы подтвердить изменением пола. Некоторые врачи также требуют психологического освидетельствования. Решения судов очень сильно разнятся в зависимости от юрисдикции и регионов. Поэтому эта ситуация далека от удовлетворительной.

Однако есть и положительные стороны: затраты на смену пола возмещаются швейцарской системой (изменить пол, однако, можно при достижении возраста 25 лет). Хотя в Швейцарии невозможно заключить однополый брак, с 2005 года есть возможность заключить гражданский союз (партнерство).

Ситуация с правами ЛГБТИК не такая тяжелая по сравнению с Россией. По 100% шкале (0% - полное отсутствие прав, 100% - полное равенство) оценка уровня защищенности прав ЛГБТИК в Швейцарии составляет 33% или 25 место из 49 стран. Для сравнения Россия в этом рейтинге занимает 48 место.

Скоро в Швейцарии пройдет референдум по вопросу легализации однополых браков. В настоящее время примерно 75% швейцарцев согласны узаконить однополые браки. Эта тема сейчас активно обсуждается в Швейцарии.

На третьем дне Школы Джемила рассказала о работе юридической клиники Женевского Университета, одним из основателей которой она является. Клиника занимается правовым просвещением уязвимых групп (цыган, мигрантов, заключенных, ЛГБТИК), для чего выпускает информационные буклеты и проводит семинары. В клинике в качестве волонтеров работает 10-15 студентов-магистрантов, которые проходят годовой обучающий курс. С ними проводятся тренинги по развитию навыков публичных выступлений, по правам уязвимых групп. В клинике учат будущих юристов и адвокатов критически оценивать законодательство. Студенты работают в клинике 10-15 часов в неделю.

Джемила пояснила, что юридические клиники еще слабо развиты в Швейцарии и не имеют право давать юридические консультации, представлять интересы людей в судах. Финансовую поддержку клинике оказывает Женевский университет, правительство на федеральном и городском уровне, ЛГБТИК-сообщество. Денежных средств не хватает для перевода буклетов на испанский и английский языки.

Самир Фелих, докторант Института Восточно-Европейского права и сравнительного правоведения Университета Кельна (Германия) на примере частного дела «Görgülü против Германии» (жалоба №74969/01), связанного со спорами об усыновлении, продемонстрировал, как ЕСПЧ оказывает влияние на решения судов Германии. После того, как дело «Görgülü против Германии» было рассмотрено ЕСПЧ, немецкие суды отказались пересматривать свое решение в пользу отца, сославшись на то, они не обязаны соблюдать Конвенцию и постановления ЕСПЧ. Тогда дело поступило в Федеральный конституционный суд Германии, который указал, что, хотя в Германии международное право не выше национальных законов, но суды должны принимать во внимание решения ЕСПЧ при истолковании норм национального права и самой конституции. Все органы власти должны уважать Конвенцию и решения ЕСПЧ. Для сравнения, Председатель Конституционного Суда России В. Зорькин ссылается на решение немецкого Конституционного Суда по делу Görgülü в обоснование права Конституционного Суда России не исполнять постановления ЕСПЧ.

На третий день Школы Самир Фелих рассказал о трех делах «Гонновер против Германии», касающихся конкуренции права на уважение частной и семейной жизни и права на свободу выражения мнения. ЕСПЧ указал, что необходимо определять соблюдение баланса частных и публичных интересов. Эти дела сильно повлияли на судебную практику в Германии. В заключение своего выступления Самир Фелих пошутил: «В Германии есть поговорка: когда ты в суде, ты в руках господа». Все участники засмеялись от удивления, так как обычно считается, что судебный произвол характерен только для российских судов.

Эрнест Мезак, юрист Коми правозащитной комиссии «Мемориал» (г. Сыктывкар), юрист Фонда «Общественный вердикт» (г. Москва), заместитель председателя Общественной наблюдательной комиссии Республики Коми по контролю за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания (г. Сыктывкар) сделал обзор основных проблем в защите частной и семейной жизни заключенных в России.

Эрнест назвал следующие типичные нарушения статьи 8 Конвенции:
1. Направление заключенных для отбывания наказания вдали от дома, что усложняет получение длительных свиданий с родственниками. Нарушение статьи 8 в данном аспекте ЕСПЧ признал в деле Ходорковский и Лебедев против России (жалобы № 11082/06 и 13772/05).
2. Еще не осужденные лица, содержащиеся на время следствия в СИЗО, имеют право на получение краткосрочных свиданий только с разрешения следователя. Отказывающиеся сотрудничать со следствием, как правило, свидания не получают.
3. Осужденные, выдворенные в штрафной изолятор (ШИЗО), не имеют право на свидания. В качестве иллюстрации нарушения статьи 8 Эрнест рассказал о деле «Гюльмез против Турции» (жалоба № 16330/02), в котором заявитель-осужденный за дисциплинарные проступки был лишен свиданий почти на 1 год.

В заключении он отметил, что перспективным для подачи жалобы в Европейский Суд является отказ отпустить заключенных в отпуск или на похороны к близким родственникам.

О проблеме тайного изъятия органов умершего человека без его прижизненного согласия или испрошенного согласия его родственников рассказал Антон Бурков, кандидат юридических наук, магистр права (Эссекс), доктор права (Кембридж), председатель оргкомитета Уральской Международной Школы Прав Человека. Антон является представителем потерпевших по делу «Саблины и другие против России» в ЕПСЧ.

Впервые эта проблема была поднята перед Конституционным Судом России в 2003 году, который отказался её рассматривать по существу, заявив, что негуманно спрашивать согласия родственников сразу после смерти пациента. К настоящему времени ЕСПЧ уже вынес два постановления по аналогичным делам «Петрова против Латвии», «Элберте против Латвии», в которых признал нарушение статьей 3, 8 Конвенции. Пройдя все национальные суды, Антон обратился в ЕСПЧ.

Необычный мастер-класс «Медиакоммуникации в современном обществе: с журналистами, без журналистов, вместо журналистов» провела Оксана Силантьева –создатель и руководитель проекта Silamedia, продюсер мультимедиа, тренер-консультант в сфере внутренней, внешней и массовой коммуникации, маркетинга и менеджмента медиа проектов. В интерактивной форме взаимодействия с участниками Школы она показала разницу между средствами массовой информации и современными медиа. Последние позволяют обсуждать какие-либо идеи и получать обратную связь от аудитории. Благодаря вопросам из зала спонтанно возникло обсуждение эффективной коммуникационной стратегии для ЛГБТ-сообщества.

Татьяна Глушкова, юрист правозащитной организации Мемориал, руководитель проекта правовой помощи трансгендерным людям обсудила с участниками Школы проблему признания в России однополого брака, заключенного за рубежом.

Первая попытка зарегистрировать однополый брак была предпринята Эдвардом Мурзиным и Эдуардом Мишиным в 2005 году. Конституционный суд РФ тогда отказал в рассмотрении жалобы, мотивировав это тем, что из международных обязательств России не вытекает обязанность регистрировать однополые браки, и отсутствие такой регистрации никак не влияет на уровень признания прав и свобод заявителей. 2 мая 2016 года ЕСПЧ коммуницировал по статье 8 Конвенции жалобы 5 однополых пар из России (жалобы 40792/10, 30538/14, 43439/14).

Татьяна отметила, что все попытки однополых пар зарегистрировать или признать их брак в России были прямолинейными, т.е. они обжаловали сам по себе отказ в регистрации их однополого брака без каких-либо отрицательных правовых последствий для них. Такими последствиями может быть, например, обязанность уплаты налога на доходы физических лиц от полученной в дар недвижимости, обязанность свидетельствовать против своего партнера, и т.п. Татьяна предложила оригинальную идею, которая должна быть весомым аргументом в пользу необходимости регистрации однополых браков. Идея заключалась в том, чтобы смоделировать такие ситуации, в которых для однополой пары возникали бы неблагоприятные правовые последствия от отказа властей регистрировать однополый брак, что можно было бы использовать в ЕСПЧ в качестве дополнительного аргумента.

Анна Гаскарова, корреспондент интернет-издания «Сноб» поделилась своими впечатлениями о семейной жизни в качестве жены осужденного по политическому делу. Ее выступление было эмоциональным и, несмотря на ее трудное положение, заряжено позитивом. В мае 2012 года в Москве на Болотной площади проводился митинг против фальсификаций президентских выборов. Полиция вела себя агрессивно. Ее мужа обвинили в насилии в отношении полицейского за то, что он пытался предотвратить избиение полицейским одного из участников митинга. Ее муж был осужден к 3,5 годам лишения свободы. Анна встречается с мужем на длительных свиданиях на территории колонии раз в 3 месяца, живет с ним в комнате в специальном домике. В остальное время она общается с мужем по телефону довольно часто. Она ведет интернет-блог, в котором делится своими впечатлениями, что очень помогает ей морально.

По ее личному опыту, самый важный элемент права на частную и семейную жизнь в местах лишениях свободы – это возможность свиданий с родственниками. Высокий процент разводов не в последнюю очередь связан с невозможностью поддержания личных отношений. Анна высказала очень важную мысль, что частная жизнь – это не только то, что можно потерять из-за развода, но и то, что является ресурсом, помогающим выдержать тяжелые жизненные испытания.

Юг де Сюрмин, юридический директор Европейской сети по судебной защите прав заключенных, член коллегии адвокатов Парижа, адвокат при Кассационном суде Франции сделал обзор свежей судебной практики ЕСПЧ о праве на частную и семейную жизнь в местах лишения свободы, в которой ЕСПЧ был применен принцип реинтеграции заключенных.

Исходя из принципа реинтеграции, даже осужденные к пожизненному лишению свободы имеют право на пересмотр своего срока через каждые 25 лет с учетом положительных изменений в своей жизни в тюрьме (Murray против Нидерландов, 10511/10). Отказ властей перевести заключенного отбывать наказание поближе к своей семье при наличии такой возможности является нарушением права на уважение частной и семейной жизни (Rodzevillo против Украины, № 38771/05).

Интересное дело недавно рассмотрел ЕСПЧ (Kalda против Эстонии, жалоба № 17429/10), касающееся доступа осужденного к интернет-сайтам, содержащим переводы постановлений ЕСПЧ на эстонский язык и правовую информацию, которые были ему необходимы для юридических исследований и защиты своих прав. ЕСПЧ учел, что законодательство Эстонии уже предусматривает доступ осужденных в сети Интернет к некоторым официальным базам законодательных и судебных актов, поэтому запрет посещать другие сайты, необходимые заключенному для развития и защиты, нарушает его право на получение информации.

Докладчик привел пример, когда принцип реинтеграции в общество может играть против заключенных. В деле Meier против Швейцарии (жалоба № 10109/14) заключенный пенсионного возраста жаловался, что его заставляют работать. Однако ЕСПЧ решил, что это необходимо для исправления осужденного и его реинтеграции.

Юг де Сюрмин сделал неожиданное для некоторых участников заявление, что статья 6 Конвенции применима в гражданском аспекте к некоторым тюремным спорам (например, Golder против Великобритании, 4451/70). Он признал, что хотя ЕСПЧ очень часто признает жалобы на несправедливое судебное разбирательство по обжалованию дисциплинарных взысканий в местах лишения свободы неприемлемыми, существуют обстоятельства, которые могут поднять шансы на успех. Секрет применимости статьи 6 заключается в том, что необходимо жаловаться на меры дисциплинарного взыскания в контексте ограничения права на частную и семейную жизнь в тюрьме. Например, перевод в другую тюрьму вдали от родственников, ограничение длительных свиданий (Gülmez против Турции, 16330/02) и прогулок (Stegarescu и Bahrin против Португалии, 46194/06).

Четвертый день Школы начался с рассказа Антона Буркова о стратегических судебных кампаниях за право семей получать длительные свидания со своими пожизненно осужденными родственниками и за право на искусственное зачатие.

Проблема заключается в том, что осужденные к пожизненному лишению свободы согласно российскому законодательству приобретают право на длительные свидания не раньше, чем через 10 лет с момента начала отбывания наказания в колонии особого режима. По этой причине Вероника Королева и ее муж, чьи интересы представляют юристы СУТЯЖНИКа, не могут зачать ребенка естественным путем. Оказать содействие в искусственном зачатии администрация колонии отказывается, ссылаясь на отсутствие у нее такой обязанности.

Осужденные к пожизненному лишению свободы Рудик, Мацынин, Хорошенко не могут получить длительные свидания со своими престарелыми родителями, женами, детьми, что нарушает принцип реинтеграции.

Суд первой инстанции по делу семьи Мацыниных удовлетворил требования о предоставлении длительных свиданий, однако Вологодский областной суд приостановил производство по делу и подал запрос в Конституционный Суд РФ о проверке соответствия положений УИК РФ Конституции России. Жалоба Хорошенко находится в Конституционном Суде. Мосгорсуд отказал в исках Рудиков и Королевых — их жалобы также направлены в Конституционный Суд.

Освещать стратегическое дело «Хорошенко против России» о праве пожизненно осужденных на длительные свидание продолжила Марина Макарова, магистр права (Университет Страсбурга), бывший юрист ЕСПЧ, юрист кабинета адвоката Тюан ди Дьедонне (Страсбург), один из представителей по делу Хорошенко против России. Марина рассказывала об этом деле удаленно из Страсбурга через Интернет.

Было интересно узнать, что во Франции частная и семейная жизнь защищена гораздо лучше – свидания разрешены 1-2 раза в неделю. В Австрии, Бельгии, Нидерландах и некоторых других странах Европы свидания с родственниками предусматриваются еженедельно. В Италии – 6 свиданий в месяц. Во многих странах Европы предусмотрены тюремные отпуска, когда заключенный может поехать на выходные домой.

Прочные семейные связи облегчают возврат к нормальной жизни, способствуют реинтеграции человека в общество. Поэтому запрет на длительные свидания первые 10 лет и низкая частота краткосрочных свиданий не преследуют никакую законную цель, а также не пропорциональны какой-либо цели.

Алексей Лаптев подхватил выступление Марины и рассказал историю, как он, работая юристом в ЕСПЧ, нашел дело Хорошенко на полке ЕСПЧ и дал ему ход. Он также отметил, что семейная жизнь неотделима от сексуальной жизни. Хотя ЕСПЧ признал жалобу Хорошенко в части супружеских свиданий неприемлемой, и рассмотрел только аспект семейных свиданий, Алексей выразил надежду, что постановление ЕСПЧ положит начало в развитии права и на супружеские свидания.

В конце четвертого дня Антон Бурков рассказал о выигранном им деле против корпорации Google о нарушении тайны переписки роботами, которые читают электронные письма для показа контекстной рекламы, отметив с сожалением, что Мосгорсуд уделил мало внимания вопросу нарушения тайны переписки роботами, уделив больше внимания подсудности иска против иностранной корпорации по месту нахождения ее дочерней компании.

Антон Кудряков, член международной общественной организации «Сутяжник», студент Уральского государственного юридического университета (г. Екатеринбург) рассказал о своем стратегическом судебном деле в ЕСПЧ по защите персональных данных свидетелей административных правонарушений. Действующее законодательство разрешает правонарушителям узнавать имя, адрес, телефон свидетелей и практически безнаказанно угрожать им. В рамках стратегического дела было опубликовано несколько научных статей с правовой аргументацией и проведено социологическое исследование, показывающее общественную значимость проблемы. В настоящее время пройдены все национальные суды, включая Конституционный Суд России, и ожидается, когда жалобу рассмотрит ЕСПЧ.

В завершении VIII Уральской международной школы прав человека состоялась церемония вручения дипломов преподавателям и выпускникам Школы. На церемонии участники отметили высокий образовательный уровень Школы и уникальность полученных знаний, пожелав при этом помогать в организации Школы.

Российский адвокат отметила, что российское юридическое образование не дает знаний по Конвенции и прецедентной практике ЕСПЧ. Такие знания как раз дает Уральская школа прав человека. Еще один участник высказал справедливое пожелание, что в подобных школах должны принимать участие российские судьи для повышения качества правосудия.

publié le 13/10/2016

Наверх