Соглашение по иранской ядерной программе

Неофициальный перевод

Выступление президента Республики Франсуа Олланда на телеканалах TF1 и France2 - отрывки (Париж, 14 июля 2015)

(…)
Господин президент, есть много тем для обсуждения.Так, сегодня утром было найдено соглашение с Тегераном по вопросам ядерной программы Ирана и отмене эмбарго. Можно ли уже доверять режиму Мулл, режиму Тегерана?

Сегодня ночью было подписано очень важное соглашение. Определенно, мир движется вперед. Переговоры длились уже 12 лет. И вот, наконец, достигнт результат. Франция занимала непреклонную позицию в этих переговорах, и Лоран Фабиус их провел с большой точностью и, вместе с тем, жесткостью.
Какова была наша основная задача? Избежать распространения ядерного оружия. Что это означает ? Это означает, что Иран мог получить доступ к ядерному оружию. Если бы Иран получил к нему доступ, Саудовская Аравия, Израиль, другие страны бы тоже захотели получить доступ к ядерному оружию. Это бы подвергло опасности всю планету. Следовательно, нужно было помешать Ирану получить доступ к ядерному оружию. К настоящему моменту, Иран согласился уменьшить свои возможности, свои центрифуги.

Второй интерес, вторая задача состояли в том, чтобы мы имели возможность это проверять. В противном случае это было бы слишком просто – сказать «я сдаюсь, но вы не можете входить на мою территорию с проверкой». Так что проверки будут проведены.

Третий вопрос, стоявший передо мной и Лораном Фабиусом на этих переговорах, - можем ли мы, конечно же, отменить санкции – так как на Иран наложены санкции – но ввести их вновь при малейшем нарушении.

То есть есть уверенность, что это может…

То есть, во-первых, у Ирана не будет доступа к ядерным вооружениям. Мы сможем прверять это. Если будут нарушения, мы можем снова ввести санкции.

Вы хотите сказать, что доверие подкреплено механизмом контроля, так?

Есть такой механизм. За его работой будет так же следить компетентная в этом вопросе международная организация.

До сих пор Франция делала выбор в пользу альянсов с суннитскими монархиями, в особенности с Саудовской Аравией, вы были там очень хорошо приняты во время вашего визита. Не является ли изменение отношений с Ираном и возвращение этого сильного государства шиитов на международную арену небольшим отклонением?

Франция, если она желает обеспечить мир, должна вести диалог со всеми, но с объединяющих позиций. В случае с Ираном, в свете этой ядерной угрозы, такой возможности не было. Впрочем, Иран подвергся международным санкциям. К тому же когда Иран поддержал определенное количество военных группировок, дестабилизирующих обстановку в странах, это было недопустимо. И я это говорил иранским коллегам.

Что касается других стран – арабских и стран Персидского залива, мы говорили им: вы тоже должны играть свою роль в борьбе с терроризмом. И в этом случае также имелись гарантии, которые были приняты. Таким образом, мы не хотим оппозиции Ирана - страны, которую мы называем шиитской, - и других стран, будь то Саудовская Аравия или иное суннитское государство. Это бы означало играть в очень опасное разделение. Мы должны придерживаться единых принципов и вести диалог со всеми.

И вот теперь, когда у Ирана будет больше финансовых возможностей, так как санкции будут отменены, мы должны быть очень бдительны в отношении того, чем станет Иран. Иран должен показать – я возьму очень конкретную тему – на примере Сирии, что страна готова помочь нам покончить с существующим там конфликтом. (…)./.

Беседа г-на Франсуа Олланда, Президента Республики, с его американским коллегой – коммюнике (Париж 14 июля 2015 года)

Президент Франции побеседовал сегодня днем с Бараком Обамой о соглашении, постигнутом по иранской ядерной программе.

Глава государства отдал должное усилиям переговорщиков, которые долгие месяцы пытались прийти к серьезному и поддающемуся проверке соглашению. Он подчеркнул, что теперь время обсуждений закончилось и настало время действий.

Установленный процесс включает в себя четкие ограничения иранской ядерной программы, надежную систему проверки и возможность восстановления санкций в случае нарушения обязательств.

Иран должен реализовать все запланированные меры по установленному графику. Франция вместе со своими партнерами будет неукоснительно и строго следить за соблюдением этого соглашения.

Достигнутый результат отдалил угрозу для региональной и международной безопасности в связи с распространением ядерного оружия.

Важно, что теперь Иран может стать ответственным участником поддержания стабильности в соседних странах. /.
(Источник: сайт президента Республики)

Интервью министра иностранных дел Лорана Фабиуса газете «Le Monde»

Каким образом вы можете гарантировать Израилю и другим странам Персидского залива, что это соглашение окажется достаточно «прочным», выражаясь вашими словами, чтобы помешать Ирану в перспективе разработать ядерное оружие?

Иранский ядерный вопрос касается не только Израиля и стран персидского Залива: убедиться, что Иран не сможет разработать ядерное оружие, - это забота всего международного сообщества. Это вопрос распространения ядерного оружия и, таким образом, вопрос безопасности и мира.

Для достижения этой цели – « да - мирному использованию атомной энергии для Ирана, нет - ядерному оружию» - такова позиция Франции, о которой заявляет и Президент Республики, и я; в этих длительных переговорах мы уделяли особенное внимание трем аспектам: четкому ограничению мощностей по обогащению урана со стороны Ирана и того, что он сможет сделать в плане исследований и развития; возможности проверить на практике реализацию данных обязательств; механизму автоматического восстановления санкций в случае нарушения соглашения. Эта линия конструктивных ограничений позволила достичь достаточно прочного соглашения, в любом случае на период более десяти лет. Именно такими методами мы планируем обеспечить реализацию данного соглашения.

Планируете ли Вы в ближайшее время посетить Тегеран?

Вполне возможно.

Открывает ли это соглашение возможности для сотрудничества с Ираном в решении таких крупных региональных конфликтов, как в Сирии, Ираке и Йемене?

Соглашение призвано положить конец одной из самых серьезных и продолжительных проблем, - распространению ядерного оружия. Оно направлено на укрепление мира и стабильности на Ближнем Востоке – в регионе, слишком сложном и без ядерных конфликтов. Если Иран, как значимое государство, великая цивилизация и важный игрок в регионе, сделает выбор в пользу сотрудничества, мы будем приветствовать такое развитие событий, но мы будем исходить из фактов. Тем не менее, вклад Ирана будет полезен в решении многих кризисов.

Не боитесь ли вы, что Иран использует значительные средства, полученные в результате отмены санкций, для укрепления боевиков-шиитов на Ближнем Востоке?

Это станет одной из проверок. И в этом случае мы будем особенно бдительны.

Есть ли какие-то дополнительные достижения по сравнению с апрельским соглашением в Лозанне, которое определило общие параметры компромисса?
Мы переходим от принципиального соглашения в Лозанне до полного, более четкого и эффективного соглашения в Вене. Это сама по себе огромная дипломатическая работа. По существу, мы особенно продвинулись в вопросах, связанных с милитаризацией и тем, что называется « канал приобретения », то есть в обсуждении конкретных процедур, которые Иран должен соблюдать, чтобы приобретать определенное имущество. Мы также уточнили вопрос по эмбарго на поставки оружия и ракет. Прежде всего речь идет о соглашении, которое завершает 12 лет споров и обсуждений. Оно направлено на придание исключительно мирного характера ядерной энергетике Ирана. И это может облегчить, если Иран его полностью выполнит, нормализацию международных отношений страны. Именно поэтому это соглашение может быть названо "историческим".

В соответствии с этим соглашением Иран сохраняет право на ядерную программу и сможет продолжить исследования и разработки по центрифугам : не означает ли это, фактически, отсрочки решения вопроса на десять лет?

Давайте сосредоточимся на фактах: до подписания этого соглашения, срок « прорыва» – т.е. время, необходимое Ирану для накопления достаточной массы обогащенного урана для создания бомбы – составил 2 месяца; благодаря достигнутому соглашению этот срок увеличился до более чем 12 месяцев, и он будет поддерживаться на этом уровне в течение десяти лет. Ограничения останутся на десять лет. Кроме того, строго гражданская ядерная программа будет находиться под контролем. Это уже заметный результат.

Соглашение выступает за снятие санкций против Ирана. Как вы можете гарантировать, что они будут вновь введены в случае несоблюдения Ираном договоренностей?

Это то, что называется « snap back ». Франция много работала над разработкой и принятием механизма восстановления санкций в случае нарушения Ираном своих обязательств. Если одна из стран Группы 5 + 1 (США, Россия, Китай, Франция, Великобритания, Германия) считает, что Иран не выполняет своих обязательств и не предоставляет никаких правдоподобных объяснений, это государство может инициировать голосование в Совете Безопасности по проекту резолюции по отмене санкций ООН; противопоставляя свое собственное вето, оно получит, наверняка, восстановление санкций. Я признаю, что вопрос является тонким, но только таким образом достигаются компромиссы по таким сложным вопросам.

В случае нарушения соглашения, договор предусматривает, что Иран сможет располагать, самое большое, 65 днями перед тем, как санкции будут введены вновь: может ли этого времени быть достаточно, чтобы скрыть следы ядерного обогащения?

Если одна из стран Группы 5 + 1 посчитает, что Иран нарушает свои обязательства, она созывает Совместную комиссию, которая включает страны «шестерки» и представителей иранской стороны. Переговоры длятся 35 дней максимум. Если прийти к компромиссу не получается, то любая из стран-участниц «шестерки» может созвать Совет Безопасности, в результате чего санкции могут быть опять введены в течение 30 дней. Это достаточно длинный период, но с современными технологиями наблюдения и проверки невозможно скрыть все следы обогащения за несколько дней.

Поддерживает ли соглашение полное эмбарго на поставку тяжелых и баллистических вооружений? Если да, то в течение какого времени?

Этот вопрос был обсуждался досконально. Позиция Франции была ясной и четкой: было бы неправильно, если немедленным следствием этого соглашения стало бы снятие ограничений, наложенных на Иран в сфере вооружений. Эмбарго на поставку вооружений продлится 5 лет, что касается баллистического оружия - эмбарго на него будет действовать 8 лет.

Предусматривает ли соглашение, что МАГАТЭ сможет посещать все объекты, как гражданского, так и военного назначения без ограничений?

Соглашение, которое не может быть проверено, считается неработающим. Нам остается только следить за выполнением Ираном своих обязательств в соответствии с высокими стандартами проверок МАГАТЭ, в которые входит и касающаяся ее специфическая процедура. Доступ ко всем объектам возможен, включая военный комплекс Парчин, не для того, чтобы выведать военные секреты, а чтобы убедиться, что на нем не ведется запрещенная деятельность. Я говорил об этом много раз с генеральным директором МАГАТЭ, чтобы быть уверенным в том, что он считает этот договор достаточным и надежным.

Каковы этапы выполнения договора? Опасаетесь ли вы, что он будет заблокирован в Конгрессе США?

План такой: после утверждения в Совете Безопасности начинается период 90 дней, в течение которого Иран должен принять меры по подготовке к выполнению соглашения. Следующая фаза будет длиться от шести до девяти месяцев, в это время Иран должен выполнить весь комплекс обязательств в ядерной сфере. Каждый из этих этапов должен сопровождаться постепенным снятием санкций. Что касается США, то Конгресс озвучит свое мнение, и у меня нет конкретного комментария по этому вопросу: когда соглашение оценивается, этого нельзя делать по абсолютным критериям, но необходимо сравнивать ситуацию с тем, что было бы, если бы соглашения не было.

Вас не беспокоит, что сближение между Францией и Саудовской Аравией может повредить французским предприятиям на иранском рынке?

Нет, по двум причинам. С одной стороны, когда речь идет о том, чтобы избежать ядерной угрозы, невозможно ставить позицию своей страны в зависимость от коммерческих интересов. Речь идет о безопасности и мире. С другой стороны, экономическая конкуренция будет, конечно, очень жесткой, потому что многие международные компании хотели бы работать здесь. Но не забывайте, что наши предприятия работали на иранском рынке в течение долгого времени, они превосходят конкурентов во многих секторах и у них есть преимущества, которые будут оценены. Я спокоен за них. Что касается наших дружеских отношений, и речи быть не может, чтобы от них отказаться.

publié le 22/07/2015

Наверх