Посол Франции Жан-Морис Рипер: Жаль, что наши продукты сейчас недоступны россиянам

19 марта Москва примет участие в фестивале «Вкус Франции»: около двадцати столичных ресторанов предложат своим гостям меню настоящего французского обеда.

И несмотря на то, что часть продуктов из Евросоюза сейчас остается под эмбарго, чрезвычайный полномочный посол Франции в Москве Жан-Морис Рипер уверен: приготовить блюда «высокой кухни» из российских продуктов удастся ничуть не хуже! Тем более, что любовь к отличному застолью объединяет русских и французов уже долгие годы – как, впрочем, и эмоциональность натуры… Обо всем это с господином Рипером побеседовала корреспондент «ВМ».

- Одна из самых неоднозначных тем в отношениях между нашими странами сегодня – санкции. Эмбарго России серьезно ударило по французской экономике?

- Да, санкции болезненны для всех. И для Франции, как для сельскохозяйственной державы, и для российского потребителя: ведь наша продукция очень качественная, жаль, что россияне сейчас не могут ею пользоваться. Пострадала торговля фруктами, овощами, мясной продукцией (я знаю, что россияне любили французскую свинину).

- И сыры?

- И, разумеется, французские сыры, о которых многие сейчас вспоминают! Хотя я пробовал российские, те, которые производят на Алтае, где налажено сотрудничество с Францией – это тоже очень вкусно. В любом случае, наши страны являются третьими экономическими партнерами друг для друга, и правительство Франции надеется, что очень скоро мы сможем отказаться от санкций – когда в Украине восстановится мир.

- Бесспорно. Сейчас наши страны продолжают сотрудничать на мировой политической арене – речь идет о «нормандской четверке». На ваш взгляд, удается ли соблюдать минские соглашения?

- Мы делаем все необходимое. Кстати, нормандский формат – изобретение Франции. В июне 2014 года президент Олланд пригласил Владимира Путина на церемонию празднования годовщины высадки союзников (1944 год), и тогда мы предложили присоединиться к нам и канцлеру Меркель и начали переговоры по украинскому вопросу. Хочу сказать, что уже многое достигнуто – например, прекращение огня (хоть оно иногда и нарушается), отвод тяжелого вооружения. Сейчас важно выполнять политическую составляющую соглашения. Мне кажется очень важным, что Франция и Россия работают по этому вопросу вместе – мы можем способствовать проведению переговоров между обеими украинскими сторонами и оказать воздействие и на президента Порошенко, и на сепаратистов.

- Вы упомянули высадку союзников в Нормандии. Наше время богато юбилеями: в 2014 году мы отмечали столетие со дня начала Первой мировой войны, в этом – готовимся к 70-летию Победы. Наши страны связывает общая история, будет ли общим и празднование?

- Что касается Первой мировой войны, то Франции было очень важно высказать свою благодарность России. Несколько тысяч россиян погибли на французской территории в течение 1916 года – на востоке нашей страны есть кладбище, где покоятся эти солдаты. Нельзя забывать и о роли Восточного фронта. В прошлом году, кроме участия президента Путина в церемонии в Нормандии в июне, мы отмечали в декабре годовщину посещения Москвы генералом Шарлем де Голлем и подписание первого договора о сотрудничестве в 1944 году. Тогда мы отдали дань памяти всем французам и россиянам, которые воевали вместе против нацизма. В этом году мы собираемся праздновать Победу 8 мая. Мы, конечно, надеемся, что будем вместе с Россией отмечать победу над нацизмом. Для нас это очень важно потому что в конце войны мы задумались о создании Европейского союза. Это празднование не только военных побед, но и мира, союза и сотрудничества.

- Уже несколько столетий подряд россиян не удивишь французской культурой. Многие считают себя франкофонами…

- Да, и они действительно отлично знают Францию!

- Образ вашей страны в нашем сознании устоялся: мода, высокая кухня, классическая французская литература… Вы согласны?

- Разумеется! Франция – все то, что вы перечислили, и мы гордимся этим! Но хотелось бы вспомнить и о прочем. Франция – это пятая экономика мира, это третья страна, куда едут российские студенты. Важны наши промышленные достижения – например, «Аэробус» или высокоскоростные поезда… Но при этом мы хотим сохранить образ страны, где цветет культура и литература, страны моды, духов, гастрономии. В 2010 году ЮНЕСКО признал французскую кухню и виноградные угодья частью всемирного культурного наследия. Кстати, 19 марта мы планируем провести всемирный день французской кулинарной культуры, в котором примут участие рестораны по всему миру – среди них около двадцати московских ресторанов: например, «Пушкинъ», «Рагу» или «Жан-Жак». Гастрономия – часть культуры; и мне кажется, что любовь к вкусной пище объединяет французов и русских.

- Если мы заговорили о кухне, то что вам понравилось в русской гастрономии?

- Дело в том, что мы с супругой – вегетарианцы. Поэтому оценили рыбные блюда – мне очень нравится сибирская белая рыба. Еще популярное русское блюдо – сельдь под шубой! Это вкусно! Или салат из камчатского краба – во Франции такого нет, так что мы готовы брать пример с россиян. Любим овощи во всех видах – салаты, супы… Мне кажется, что разнообразие овощей даже проще оценить, когда не ешь мясо. Кстати, российские овощи очень вкусны, но их производят пока недостаточно – опять же, Франция готова помочь в этом!

- За годы своей дипломатической карьеры вы побывали в разных странах и городах. Что вы могли бы назвать отличительной особенностью Москвы?

- Впервые я побывал в Москве 15 лет назад, и тогда город выглядел иначе. Многое изменилось за эти годы. Я всегда отмечаю энергию Москвы, ее динамичное развитие. Это чем-то похоже на Нью-Йорк – город становится ярким, космополитичным… Здесь смешивается многое, происходит стечение культурных влияний, как и в Париже или Лондоне, и это приводит к замечательному разнообразию культурного наследия. Жить в Москве – большое удовольствие. Мне повезло – моя жена немного говорит по-русски; и мне кажется, что москвичи куда больше открыты для общения, чем о них говорят. К сожалению, почти все время я провожу в работе, но иногда удается погулять, посетить музеи и галереи, хоть и не все. Нам повезло, что посольство находится в таком удачном районе – неподалеку Парк Горького. Сложность только одна – это машины, движение на дорогах и загрязнение. Москва – гигантский город и, мне кажется, что хорошо, что мэр Собянин и его команда занимаются ежедневными проблемами москвичей. Без этих усилий город может задохнуться.

- Москва похожа на Париж?

- У нас общие проблемы: городской транспорт, расширение предместий, создание удобных жилых районов. Кстати, хотелось бы рассказать о современном положении дел: вот уже два года оба наших города работают над проектами расширения территории – это «Большой Париж» и, соответственно, «Большая Москва». Работа развивается параллельно, поэтому нам удавалось интенсивно обмениваться опытом. Два французских архитектурных бюро даже выиграли в двух номинациях конкурса «Большой Москвы». Мы учимся друг у друга, и это очень важно. Например, во Франции мы недавно создали новые современные трамваи, а также систему проката электромобилей, которые не так вредны для городской экологии. Кстати, есть замечательная тенденция – после эпохи СССР Москва унаследовала множество промышленных объектов, которые можно воскрешать для культуры. Яркий пример – бывший завод «ЗИЛ». Это тоже ценный опыт.

- Как вы думаете, какими видят друг друга москвичи и парижане?

- Стереотипы скучны. Они говорят о незнании чужой культуры. Некоторые французы думают, что россияне невоспитанны, говорят громко, много пьют, а их женщины обвешаны бриллиантами с ног до головы… Но это не отражает всех свойств русской души! А мне кажется, что наши народы объединяет эмоциональность – мы хотим настоящих страстей, поэтому нам сложно приспособиться к современному, достаточно циничному миру, где для романтики почти не остается места. Возможно, именно поэтому удачными оказываются смешанные браки между французами и русскими. Наши люди прекрасно уживаются вместе.

- И поэтому нам интересна французская литература?

- А мы преклоняемся перед русскими классиками! В их произведениях всегда настоящая буря эмоций. Мне больше всего нравится Достоевский – один из главных мастеров человеческого трагизма; его творчество отчасти похоже на нашу литературу XIX века. Личные чувства перекликаются с ситуацией в обществе, что создает накал. А еще я люблю поэзию Пушкина. Не подумайте – не потому, что он был убит французом!

- О наших народах существует два стереотипа: мол, русские женщины – самые красивые, а французские – самые притягательные… Можно ли спросить ваше мнение?

- И то, и другое верно. Нет сомнения в привлекательности россиянок, и нет сомнения в утонченности и обаянии француженок. Думаю, именно поэтому наши женщины так заинтригованы друг другом. Но вот недавно мы праздновали 8 марта, и я заметил – среди русских женщин гораздо больше тех, кто участвует в общественной жизни. Много женщин занимает важные посты – во главе Центрального банка, во главе Совета Федерации, во главе нескольких театров и музеев… Я думаю, что ваши женщины могут дать нам несколько ценных уроков! Это очень хорошее наследие советской эпохи, когда образованию женщин было уделяли много внимания.

- А куда бы вы могли пригласить тех москвичей, кто интересуется Францией?

- Например, 21 марта мы собираемся провести ночь франко-российского кино: один билет позволит провести в кино почти сутки и смотреть десять анимационных фильмов. Кино сейчас уделяется много внимания. И, конечно, мы приглашаем российских туристов во Францию – никаких проблем с визами не будет!

Дарья Тюкова

Оригинал

publié le 19/03/2015

Наверх