Интервью посла Жан-Мориса Рипера "Коммерсантъ FM"

«Нормандская четверка» оказывает давление на Киев с целью выполнения минских соглашений. Того же Запад ждет и от Москвы в отношении самопровозглашенных республик Донбасса. Об этом в эксклюзивном интервью политическому обозревателю «Коммерсантъ FM» Дмитрию Дризе сообщил посол Франции в России Жан-Морис Рипер. Он также поздравил с победой сборную Португалии и обещал, что Brexit не приведет к развалу Европейского союза.

— Буквально только что завершился чемпионат Европы по футболу во Франции. Не можем, к сожалению, поздравить вас с победой, хотя был прекрасный футбольный спектакль. Несмотря на всю критику в адрес полиции, в адрес системы безопасности, Франции удалось провести чемпионат на хорошем уровне. Расскажите, как удалось удержать ситуацию, не допустить каких-то осложнений? С болельщиками все-таки были трудности.

— Прежде всего, хочу сказать браво команде сборной Португалии. Евро-2016 был турниром, полным сюрпризов. Выиграли не фавориты, но нужно радоваться тому спектаклю, который был нам представлен. Как страстный болельщик футбола, я очень радовался тому, что французская команда становится все более и более сильной, и через два года на чемпионате мира в России в 2018 году вы убедитесь в этом сами. Мы очень рады, что нам удалось сохранить праздничный характер Евро. Террористических угроз не было. У нас были проблемы, в самые первые дни проведения матчей были некоторые столкновения между английскими и российскими хулиганами, но очень быстро ситуацию удалось нормализовать. И, в частности, это стало возможным благодаря прекрасному сотрудничеству французской полиции с полицией Великобритании и России. Мы отлично сотрудничали с российским Министерством внутренних дел, с Министерством безопасности, и думаю, для проведения чемпионата в 2018 году можно будет извлечь очень много полезных уроков. Безусловно, спортивные мероприятия должны стать поводом для праздника, а не для насилия.

— Одновременно с футболом проходил саммит НАТО, и, как мы знаем, для России он завершился неоднозначно. Было заявлено, что Россию необходимо сдерживать, но, тем не менее, двери для России открыты, альянс готов сотрудничать с Россией. Мы знаем, что Франция в этой ситуации занимала более лояльную к России позицию. Как, на ваш взгляд, должны складываться отношения России и Запада, России и НАТО? Насколько Россия сможет сотрудничать с НАТО в борьбе с терроризмом, в борьбе с общими угрозами?

— Первое, что необходимо сказать о завершившемся саммите НАТО, — он показал сильное единство членов альянса, прежде всего в том, что касается первой и важнейшей угрозы — борьбы с терроризмом. Эта глобальная угроза нависла над всеми, и в этом плане мы работаем вместе с Россией. Да, в ряде изданий я читал, что Россия выступает против коммюнике альянса. Я не совсем это понимаю. В коммюнике четко заявлено, что НАТО не является и не должна быть угрозой для России. Все настаивали на том, что необходимо вести с Россией диалог по вопросам безопасности. В первую очередь об этом говорил генеральный секретарь НАТО.

Президент Французской Республики Франсуа Олланд недвусмысленно и четко заявил, что Россия является не угрозой, а партнером. Тот факт, что мы ведем диалог и работаем вместе, не мешает занимать жесткую позицию.

Я думаю, хорошим примером тому служит наша работа в рамках нормандского формата. Мы не скрываем наших разногласий, но мы работаем вместе, чтобы преодолеть эти разногласия. Что касается НАТО, как вы знаете, Франция и Германия были одними из наиболее яростных защитников необходимости проведения Совета Россия — НАТО. Первое заседание Совета Россия — НАТО состоялось до саммита НАТО, второй пройдет в среду, что четко подтверждает стремление к диалогу, о котором я только что говорил. По мнению Франции, необходимо избежать возвращения к существованию на европейском континенте двух различных блоков, то есть Франция явно нацелена на то, чтобы вести диалог на самом высоком уровне с Россией.

— Вы упомянули нормандский формат. Мы видим, что ситуация на Украине не улучшается. В последнее время отмечены столкновения в Донбассе, активизация боевых действий, несмотря на режим прекращения огня. Россия обвиняет Украину в том, что она не выполняет минские соглашения, Киев обвиняет Москву в том же самом. Как в Париже видят ситуацию, насколько, по вашему мнению, здесь можно что-то изменить?

— Именно в этом как раз и заключается вся работа «нормандской четверки» — Германии, Франции, России и Украины, — то есть необходимо преодолеть эти разногласия. Были подписаны минские соглашения, они совершенно ясны. С одной стороны, необходимо создать условия для безопасности, необходимо прекратить военные действия, это отвод тяжелых вооружений и наблюдение со стороны ОБСЕ. Мы хотим, чтобы Россия повлияла, надавила на сепаратистов в Донбассе, в Донецке и в Луганске, чтобы они прекратили вооруженные действия, и мы со своей стороны оказываем определенное давление на Киев, чтобы вооруженные силы Украины соблюдали режим прекращения огня.

Одновременно необходимо провести выборы в Донбассе, чтобы были выбраны соответствующие руководители, которые будут вести переговоры об определенном статусе и автономии Донбасса. Именно в этом состоит смысл минских договоренностей. Переговоры трудные, но они не являются безнадежными. Мы находимся в тесном контакте с сотрудниками администрации президента Путина, с сотрудниками российского МИДа. На прошлой неделе в Москве побывала франко-немецкая делегация высокого уровня.
Переговоры продвигаются вперед медленно, но все же продвигаются. Мы работаем над тем, чтобы до конца этого лета в Донбассе прошли демократические выборы, чтобы, наконец, можно было снять режим санкций и работать дальше.

— Если я правильно понимаю, вы надеетесь на то, что выборы в Донбассе пройдут до конца лета?

— К осени, да, такая цель. Не знаю, будет ли это возможным, но мы делаем все, чтобы это стало возможным.

— Есть ли все-таки какой-то прогресс? Слышат ли вас Киев и Москва, вы как дипломат можете оценить ситуацию?

— Есть прогресс в том, что называется «законом о выборах» для организации этих выборов. Это должен быть украинский закон, но этот закон должен быть принят фактическим руководством Донбасса. И мы продвигаемся как раз по тексту договоренностей, чтобы выразить те принципы, которые были приняты странами-членами ОБСЕ. Одновременно мы работаем над обеспечением безопасности при проведении этих выборов, ведем переговоры с Украиной, с Россией, с ОБСЕ, чтобы выборы прошли в максимально безопасной обстановке.

— Вы упомянули режим санкций, который действует против России. Франция исторически была одним из крупнейших российских партнеров. К сожалению, из-за санкций наши отношения находятся не в лучшей стадии. Как вы видите экономические связи России и Франции на фоне санкций, на фоне не очень позитивных отношений с Западом?

— Прежде всего, давайте расставим все точки над i. Санкции не являются самоцелью. Франция намерена работать над тем, чтобы санкции были сняты как можно скорее, и условием для этого является полное выполнение минских договоренностей. Принимая французского министра, президент Путин заявил о том, что, несмотря на режим санкций, несмотря на непростую обстановку, несмотря на кризис на Украине, на экономический кризис в России, из России не ушло ни одно французское предприятие. Более того, Франция стала первым зарубежным инвестором в России после стран, в которых существует так называемый режим налоговых предпочтений, — Виргинские острова, Бермуды.

Одновременно имеет место переориентация российской позиции по ряду секторов и по ряду направлений. В частности, это касается режима импортозамещения, которое в некотором роде может способствовать развитию сотрудничества. Например, в секторе здравоохранения, в агропромышленном секторе крупные французские группы и компании находят российских партнеров, инвестируют, работают с ними вместе над созданием предприятий, над созданием новых рабочих мест.

В то же время Европейский союз остается первым экономическим партнером России: на Европейский союз приходится 50% экспорта и 75% прямых иностранных инвестиций в Россию. Но, безусловно, в один прекрасный день санкции нужно снимать. Также необходимо, чтобы российская экономика снова поднялась, чтобы выросли нефтяные котировки, но одновременно необходимо, чтобы в России начались структурные реформы.

— Ситуация в Евросоюзе сейчас также далека от совершенства. Мы знаем, что происходит в Великобритании. Как вы считаете, сохранится ли Евросоюз, или то, что произошло в Великобритании, создаст эффект домино, и вслед за этим другие страны будут проводить подобные референдумы, в том числе и Франция? Как вообще настроена Франция относительно возможного выхода из ЕС?

— С момента своего создания Европейский союз преодолел немало кризисов. Изначально нас было шесть членов, сегодня — 28, завтра нас будет 27. Останется 450 млн жителей, которые исполнены решимости продолжать жить и процветать вместе. Мы сожалеем о решении Великобритании, но мы его уважаем. Просто необходимо, чтобы это решение начало применяться как можно быстрее, потому что нет ничего хуже неуверенности, неустойчивости, как в экономическом плане, так и в политическом.

В Европе и в России, как и во всем мире, мы наблюдаем такое явление, как подъем национализма и популизма. Все это пройдет. Вернется рост, вернется занятость. Европейское сотрудничество будет продолжать углубляться, вероятно, вокруг членов-основателей Европейского союза. В экономическом плане мы будем углублять функционирование зоны евро путем создания банковского союза, который станет настоящим экономическим правительством Европы. Вероятно, мы продвигаемся вперед к интеграции в плане внешней политики Европы и оборонной политики. Это будет трудно, это будет медленно, но процесс не остановится.

Оригинал на сайте "Коммерсантъ FM"

publié le 15/07/2016

Наверх