"Французы верят в экономическое будущее России"

Жан-Морис Рипер о давней дружбе, экономике и туризме. Интервью в "Коммераснтъ-Стиль".

- Мы встречаемся с вами в очень сложный период, даже если оставить в стороне экономический кризис, санкции, внутренние проблемы Евросоюза и внешнеполитические российские потрясения, которые пришлось пережить Франции, перевернули наши представления о современном мире. Я не преувеличу, если скажу, что произошедшие во Франции трагедии изменили что-то внутри каждого из нас. У России и Франции исторически сложились особенно тесные и прочные связи, но, тем не менее, как сегодня можно охарактеризовать франко-российские отношения?

- В следующем 2017 году мы будем отмечать 300-летие визита в Париж Петра I, того самого Великого посольства, которое рассматривается как начало франко-российских дипломатических отношений. Стоит ли говорить, что Францию и Россию связывают очень давние отношения. Вместе мы участвовали во многих битвах, в частности, в 20-м веке, мы вместе сражались за свободу в Европе. Важно об этом помнить, когда перед нами снова жуткий и страшный враг, этот враг - терроризм. Так же, как и Россия, Франция пострадала от терроризма, и мне хотелось выразить всем россиянам невероятную благодарность за ту солидарность, которую они проявили в очень трудный для нас момент. Министр Лавров дважды приходил в Посольство Франции, чтобы оставить запись в книге соболезнований. Мы пережили страшные теракты, которые привели к многочисленным жертвам. Ницца, 14 июля. 15 июля к нам в посольство приехали Сергей Лавров и Джон Керри - это был невероятный жест с их стороны. Но в особенности я думаю о тысячах обычных людей, которые всякий раз после очередной трагедии приходили к зданию посольства, к нашим генеральным консульствам в Санкт-Петербурге и Екатеринбурге. Они приносили цветы, они зажигали свечи, это было проявление их любви к Франции, к тому, что собой являет Франция. Франция, которая заставила всех нас о многом задуматься. Именно этот образ, образ простых людей, от всего сердца выражавших свои соболезнования, следует сохранить и помнить о нем в те моменты, когда наши отношения становятся более сложными. У нас могут быть разногласия по Украине и по Крыму, у нас есть трудности в отношении режима Асада в Сирии, но это не мешает нам работать вместе. В этом и заключается сила дружбы, сила партнерства, которая существует между Францией и Россией. Диалог между нами может быть напряженным, но он никогда не останавливается. Нужно принять наши разногласия, это жизнь, иногда у нас бывают разногласия с друзьями, с мужем или женой, или с коллегами по работе, но важно иметь общее стремление преодолевать эти проблемы сообща.

- 50 лет назад, в разгар холодной войны, в Советский Союз приехал Шарль де Голль, начав тогда новый этап во франко-советских отношениях. Что сегодня означает для французов это событие?

- Визит генерала де Голля в 1966 году в Москву стал отправной точкой для начала крупных совместных проектов в области промышленности, науки и технологии. В этом году мы празднуем 50-летие сотрудничества России и Франции в космической сфере, и тем важнее для нас событие, которым этот год будет ознаменован – в ноябре с космодрома Байконур французский космонавт Тома Песке в числе других членов экипажа космического корабля «Союз-МС-03» должен отправиться в экспедицию на Международную космическую станцию. Может быть, это вполне обычное событие для России, но для нас, французов, оно очень значимое. Французские и российские организации, работающие в сфере космоса, сегодня много и продуктивно сотрудничают друг с другом. Французский Национальный центр космических исследований разработал серьезную программу сотрудничества с «Роскосмосом». Французские компании создали франко-российское предприятие «Старсем», и, благодаря его работе, договорились о запуске европейских навигационных спутников с французского космодрома Куру, используя российские ракеты-носители «Союз-СТ-Б». Мы также сотрудничаем с российскими компаниями в плане развития и совершенствования электронных деталей, компонентов, которые используются при строительстве спутников. И, конечно, мы ведем активный взаимный обмен в области космических и научных исследований. Этот год также стал для нас и годом празднования пятидесятилетия научного сотрудничества России и Франции, а НЦНИ – Национальный центр научных исследований Франции — отметит двадцатую годовщину подписания соглашения о сотрудничестве с Российским фондом фундаментальных исследований - РФФИ.

- Какие общие цели и задачи стоят сегодня перед российским и французским научными сообществами?

- Также, как в России, во Франции научные исследования не могут финансироваться исключительно из госбюджета, это болезненная тема, как во Франции, так и в России, но нам есть чему поучиться друг у друга в этом плане. Мы очень рады, что мы добились вступления России в Европейский центр Синхротронного излучения, который находится в Гренобле. Россия и Франция традиционно занимают сильнейшие позиции в физике, математике, химии, и вы, и мы – в числе лучших в этих областях. Поэтому так важен постоянный обмен и сотрудничество между российским и французским научными сообществами, и недавно Посольством, при поддержке Министерства Образования и Науки РФ и Федерального Агентства « Россотрудничество », был организован франко-российский День молодых ученых, который в дальнейшем будет проходить ежегодно. Среди стран, в которые российские ученые, студенты и преподаватели приезжают учиться или работать, Франция находится на третьем месте. Сегодня во французских университетах учатся более пяти тысяч российских студентов, и, кроме этого, у нас работает немало выдающихся российских ученых. Вице-президент Университета Гренобль-Альпы, откуда я родом, – Константин Протасов. Мы сотрудничаем с российскими учеными в области математики, физики, химии, наук о Земле, новых технологий, также мы пытаемся привлечь внимание наших российских друзей к проблеме климатических изменений, как к одному из самых крупных современных вызовов, научных, технологических, человеческих и гуманитарных.

- Кризис, санкции, контрсанкции – как французский бизнес реагирует на сегодняшнюю экономическую ситуацию в России и как видит свое дальнейшее будущее на российском рынке?

- Я не буду скрывать, нам сегодня труднее, чем раньше, в сравнении с прошлым годом товарооборот между нашими странами снизился примерно на 30%. Но Франция была и остается вторым экономическим европейским партнером России после Германии. В 2015 году году Франция стала первым зарубежным промышленным инвестором в России, и в этом году ситуация не изменилась. Ни одно французское предприятие Россию не покинуло, а это значит, что французы верят в экономическое будущее России. Мы не оспариваем курс на импортозамещение, принятый президентом Путиным и российским правительством, Россия должна развивать свои автономные мощности. Кроме того, импортозамещение даже способствовало росту французских инвестиций в российский агропромышленный комплекс. Сейчас мы наблюдаем позитивные перемены, создание новых групп, концернов, франко-российских совместных предприятий именно в агропромышленном секторе. Относительно других областей – в российском здравоохранении очень хорошо представлены французские фармацевтические компании, а если говорить о секторе автомобилестроения, концерн Renault–Nissan объявил о гигантских инвестициях, которые будут направлены на рекапитализацию «АвтоВАЗа». Объем вложений составит несколько сотен миллионов евро, и это свидетельствует о том, что Renault–Nissan верит в будущее российского автомобильного рынка.

- Насколько пострадала от кризиса туристическая отрасль? Отпускной сезон завершен, каковы его итоги, если говорить о туристическом потоке из России?

- Нужно честно признаться, в этом году туристический обмен между нашими странами носит удручающий характер. В особенности удручающий он для Франции, которая еще в 2015 году была первым туристическим направлением в мире – тогда страну посетило 85 миллионов туристов. Экономический кризис и в особенности очень серьезное снижение курса рубля сделало европейское направление для российских туристов гораздо менее доступным, чем прежде. Я сейчас не говорю о политических вопросах, потому что когда речь идет об отпуске, политика отходит на второй план. Также думаю, свою роль сыграли вопросы безопасности – туристы были немного напуганы событиями, происходившими в последнее время во Франции. Нам сейчас нужно прикладывать серьезные усилия и делать это в обоих направлениях, для того, чтобы стабилизировать ситуацию в сфере туризма. Для того, чтобы убедить как можно больше французов приехать в Россию, и чтобы как можно больше россиян вернулись во Францию, мы вместе с Министерством культуры запустили так называемый франко-российский год культурного туризма. Мы работали по различным направлениям, и сначала, конечно же, в плане обеспечения безопасности. Несколько десятков тысяч представителей сил охраны и правопорядка во Франции все лето патрулировали туристические места и объекты. И сегодня можно сказать, что во Франции не более опасно, чем в других европейских странах. Мы также проделали большую работу по увеличению привлекательности страны для туристов, основной задачей которой было научить и объяснить французам, что туризм это важно, что нужно быть любезными, что нужно пытаться говорить на иностранных языках, и что следует адаптировать туристическое предложение к тем туристам, которых они хотят привлечь. Я встречался с президентами многих крупных французских музеев, чтобы понять, насколько возможно было бы ввести и развивать информацию на русском языке для туристов из России. Конечно, везде есть гиды, но наша идея заключалась в том, чтобы туристы могли получить информацию на русском языке напрямую, чтобы в музеях появились указатели на русском языке, комментарии и другая информация. Мы пытаемся разрабатывать предложения для регионов, находящихся не только в самой Франции, но также в ее заморских территориях и заморских департаментах. Полинезия, Антильские острова, остров Реюньон – все это потрясающие по красоте места с великолепными пляжами и необыкновенной природой. И даже в самой Франции можно уйти с проторенных дорожек - Париж, Ницца, Куршевель. Я родом из региона Рона-Альпы, и я совершенно точно знаю, что в мой регион не менее интересен, чем Куршевель. Для российской публики мы планируем провести серьезную кампанию, посвященную гастрономии, высокой кухне и винам. Во Франции есть много виноградников, которые принадлежат россиянам, я встречался с этими людьми, потому что хотел бы организовать специальные маршруты для русских туристов по регионам Шампань, Бургундия и Бордо. 10 000 винных погребов во Франции открыты для широкой публики, их посещают 7,5 миллионов туристов ежегодно, 2,5 миллиона из них туристы иностранные, но русских среди них очень мало. Знакомство с виноградником, посещение деревень и маленьких семейных ресторанчиков - это очень популярный сегодня вид туризма, сельский туризм. Он важен сегодня и для России, для экономического развития российских территорий - 2 года назад у вас была создана ассоциация «Самые красивые деревни России». Я был в самой первой из этих деревень, в селе Вятском под Ярославлем, которое считается родиной русского огурца. Там очень красивые места, а теперь это еще и прекрасный, работающий экономический проект, – в деревне появились ресторан, гостиница и музей. У Франции очень большой опыт в этой области, в сфере сельского туризма, и сейчас мы начинаем сотрудничать в этом направлении с российскими регионами.

- 2016 год объявлен франко-российским годом культурного туризма . Цель этой акции —расширить культурное сотрудничество между нашими странами, включая также создание новых туристических маршрутов. Появились ли уже эти маршруты на туристических картах? Какие культурные проекты будут реализованы посольством в этом году?

- Франция, Россия, Италия, немного Греция, на самом деле не так много стран, которые затрачивают столько средств и сил на то, чтобы сохранять свое культурное достояние. У Франции и России множество культурных связей, для укрепления этих дружественных отношений, для того, чтобы вызвать еще больший интерес россиян к французскому достоянию, а французов — к русскому культурному наследию, в рамках франко-российского года культурного туризма мы по примеру городов – побратимов, решили запустить проект «музеи –побратимы». Побратимами уже стали дом Мельникова и Вилла Савой Ле Корбюзье, дом Жорж Санд в Ноане и мемориальный музей-усадьба Льва Толстого в Хамовниках, Петропавловская крепость в Санкт-Петербурге и Базилика Сен-Дени, усадьба Кусково и Замок в Шан-сюр-Марн. Мы планируем и совместные конференции, и выставки, которые дома - музеи будут посвящать своим зарубежным побратимам. Затем эти культурные памятники, музеи-побратимы, будут включены в списки рекомендаций и маршрутов для российских и французских туристов.

- Вы находитесь в Москве уже три года, помните свои первые впечатления от города и от страны?

- Я приехал в Москву в начале ноября 2013 года, помню, что было очень холодно, шел сильный снег, и кругом было очень темно. Тогда меня это поразило, ведь я приехал из Турции, страны, где очень много солнца. А потом я пошел прогуляться по Москве, и на меня произвел сильнейшее впечатление живой и динамичный характер этого города. Москва – город, который находится в постоянном движении! Следующим открытием стали люди, несмотря на их немного строгий, закрытый вид, москвичи на самом деле оказались чрезвычайно любезными и милыми, в частности, по отношению к нам, французам. Мои первые ощущения от города до сих пор не изменились, только сейчас, спустя три года, я уже жалею, что настоящая русская зима в Москве бывает не так долго, как хотелось бы. Снег, мороз, ясное голубое небо над Кремлем - в такие дни Москва просто великолепна. Меня поражает вкус москвичей и русских людей в плане света, городского освещения. В Москве иллюминация повсюду, в самый разгар зимы город становится очень живым и светлым.

- Вы ходите пешком по Москве? Заметны ли перемены в городе, и как вы к ним относитесь?

- Я думаю, что мэрия делает все необходимое, чтобы улучшить условия жизни москвичей и качество жизни в Москве. Окружающая среда, обустройство парков, общественный транспорт - мне кажется, что чувствуются перемены к лучшему. Я говорю сейчас именно о центре города, так как у меня не так много возможностей посещать пригороды. По воскресеньям я люблю гулять в Парке Горького, он находится всего в пятистах метрах от посольства и от Резиденции. Вначале я очень много ходил по Москве пешком, но честно скажу, мне кажется, что шумные, большие проспекты этого города, они не для пешеходов. А вот маленькие улочки старого центра прекрасны, особенно весной. Совсем как в Париже, когда все кафе открывают террасы, и молодежь устремляется наружу.

- Сегодня время соцсетей, они втянули в себя даже традиционно консервативный российский МИД. Вы разделяете это всеобщее увлечение, ведете свои страницы в соцсетях?

- У меня нет личной странички, но я активно участвую и даю комментарии и для сайта посольства, и для всех наших соцсетей - мы есть в Твиттере, на Фейсбуке, во Вконтакте, и на YouTube. Мы начали эту деятельность примерно полтора года назад, совсем недавно, у нас еще не так много подписчиков, но каждый день мы подсчитываем, сколько новеньких прибыло. И уже сейчас, на нашем скромном уровне мы можем гордиться тем, что во всей французской дипломатической сети, среди французских посольств по всему миру, именно у наших публикаций самое большое количество перепостов, на них чаще всего ссылаются, их цитируют, и переносят в другие Твиттеры. Правда, мы не полемизируем и в дискуссии не вступаем, все-таки основная наша цель – информация. Мы стараемся освещать современное положение во Франции, последние французские и европейские новости, комментируем франко-российское сотрудничество, выражаем свое мнение о событиях, иногда критическое – но это нормально, ведь с друзьями можно говорить свободно.

Интервью: Наталья Лучанинова

publié le 24/11/2016

Наверх