«Францию уважают, на нее надеются»

В интервью газете « La Croix » Жан-Марк Эйро представляет свой взгляд на основные международные темы : от конфликтов на Ближнем Востоке до роста популизма в США и в Европе.

По словам министра иностранных дел, только политическое решение может урегулировать кризис в Сирии, где имеются существенные разногласия между Францией и Россией.

Он объявляет, кроме того, « существенное » увеличение официальной помощи в целях развития, уровень которой в 2017 году увеличится на 160 миллионов евро, по сравнению с бюджетом, выделенным в начале пятилетия Франсуа Олланда.

Прошло более двух недель, с начала битвы за Мосул. Считаете ли вы, что второй по величине город в Ираке может быть взят в течение короткого времени ?

Мосул, это сражение, опасное для сил коалиции и для сотен тысяч мирных жителей города, заложников ИГ. Так что вопрос не в том, что коалиция, к которой принадлежит Франция, осуществляет неизбирательные бомбардировки города. Необходимо также решать ситуацию с тысячами людей, которые бегут. И думать о последствиях. Именно в этом плане Франция предпринимает действия.

20 октября мы провели совещание в Париже для обсуждения будущего управления Мосулом и его окрестностями, как и Ираком в целом. Мы должны сделать все, чтобы избежать сведения счетов в будущем. Мы не должны повторить ошибки США в 2003 году, вторгшихся в Ирак, не просчитав последствий. Появление ИГ является следствием их вмешательства.

В Сирии, вы разоблачаете преступления, совершенные Башаром Аль-Асадом и его сторонниками. Как вы думаете, может ли он быть осужден ?

Трагедия происходит в Сирии с репрессии того, что первоначально в 2011 году было народными массовыми протестами. Пять лет спустя мы имеем более 300 000 человек погибших и 10 миллионов перемещенных лиц внутри страны или беженцев вне ее границ. Это более половины населения страны. Утром в четверг, 3 ноября, я встретился с Паоло Пинейро, который возглавляет международная комиссия по расследованию по Сирии.

Эта комиссия не имеет статуса судебной системы, но работает с подлинникам , прошедшими проверку на преступления и злоупотребления с обеих сторон. Она должна представить свои выводы Совету по правам человека, который представит свой доклад в начале 2017 года в Женеве. Государства должны будут взять на себя ответственность.

Вообще, борьба с безнаказанностью в Сирии - это условие мира и возвращение к стабильности. Франция намерена сделать так, чтобы авторы фактических военных преступлений или преступлений против человечности, были преданы международному суду . Мы работаем над этим, пытаясь убедить другие страны.

Россия относится к числу стран, которые надо убедить. Однако, французские правые упрекают вас в недостаточных разговорах с ней.

Эти правые ошибаются. Диалог с Путиным постоянный. Никогда не стояло вопроса о том, чтобы игнорировать Россию. Несмотря на кризис на Украине, мы поддерживаем экономические отношения – с учетом наложенных санкций - а также образовательные, научные, культурные отношения. Я сделал шаг, приехав в Москву в начале октября, перед тем, как защищать проект французской резолюции, направленной на прекращение бомбардировки города Алеппо, на рассмотрение Совета безопасности ООН.

При этом вы не получили поддержку России.

По Сирии, у нас есть существенные разногласия. Россия намерена решить проблему, реализуя логику тотальной войны, чтобы позволить режиму восстановить контроль над « полезной страной». Но это сильно осложняет возможность политического решения, но плата будет такой, что будет невозможно собрать за столом всех необходимых участников.

Позиция Франции - это осуществление резолюции 2254 Совета безопасности, принятой в 2015 году, которая предусматривает переговоры по политическому переходу в несколько этапов. Необходимо вернуться к политической цели, и создать условия, благоприятные для обсуждения, прекратить бомбардировки и обеспечить доступ гуманитарной помощи. Все стороны должны собраться за столом переговоров, как представители Башара Аль-Асада, так и оппозиции, координатором которой является Риад Хиджаб.

США сыграли свою роль в Сирии ?

У нас есть разногласия с США. Их отказ вмешаться в 2013 году после того, как красная линия на использование химического оружия была обозначена, стал поворотным моментом. Ситуация в Сирии ухудшилась, и Россия стала одной из сторон конфликта. Изменение соотношения сил усложняет поиск политического решения. В этом контексте возникает вопрос, хотят ли американцы в полной мере выполнять свои обязанности.

Президентские выборы в США пройдут через четыре дня . Что означает феномен Дональда Трампа ?

Он раскрывает внутренние проблемы в США . Часть американцев чувствуют себя деклассированными и протестуют против элиты. Присутствует также доля популизма, который имеет общие характеристики повсюду на Западе и за его пределами. Мы не должны оставить равнодушными.

Часть этих избирателей считают себя проигравшими в условиях глобализации. Другая часть отстаивает очень консервативные позиции. Надо понимать, без уступок в отношении ценностей. Некоторые считают, что мы будем удерживать избирателей, используя такой же язык, как и популисты. Это неправильно. Надо быть смелыми.

Правильно ли сделала Ангела Меркель, открыв двери Германии в августе 2015 года?

Я ни разу ее в этом не упрекнул. Перед ней стояла проблема массового потока сирийских беженцев. Это дорого стоило ей в политическом плане, но она создала хороший имидж Германии и опирается на лучшие качества немецкого народа. Надо уметь брать на себя ответственность. Соглашение, подписанное между ЕС и Турцией, было не легким, но это было необходимо. Турция не свободна от критики, далеко нет. Но в вопросе беженцев, она прилагает реальные усилия.

Имидж Франции страдает от политической слабости Франсуа Олланда сегодня ?

Позавчера я вернулся из Китая. И у меня сложилось совсем другое впечатление. Я был принят президентом КНР Си Цзиньпином . Беседа длилась вдвое больше запланированного времени. Франция, уважаема, в том числе в качестве постоянного члена совета безопасности ООН. Китайцы, как и русские, говорят нам: после Brexit, мы будем единственной страной Европейского Союза, постоянным членом Совета безопасности. Это много значит.

Китай считает, что Франция и Германия образуют тандем, который должен позволить Европе провести перезагрузку после Brexit, зная, что их волнует все, что создает нестабильность на нашем континенте. Мы также говорили о мигрантах, движимых нуждой, и о задачах развития
Африки, где было бы очень уместно активное сотрудничество с Китаем. Эти темы очень понятны..

В самом деле, везде, где бы я ни был, я вижу, что Францию уважают, и даже надеются на нее. Это реальность.

Как возродить европейский проект ?

Франция и Германия являются движущей силой Европы. В дальнейшем, конечно, надо вести переговоры с другими государствами-членами. Один из вопросов, в котором наметился прогресс в достижении консенсуса, это оборона. Есть новые угрозы и изменения в мировом балансе. Участие США на нашем континенте меняется. Все это понимают, в том числе Польша и Прибалтика, которые полагаются на НАТО. Президент Барак Обама достиг стратегического устойчивого развития. Если это будет Хиллари Клинтон, тон и манера, могут измениться.

Американцы, конечно, не хотят сжигать мосты. Но они хотят большего присутствия на азиатском континенте, где крупнейшей экономической державой является Китай , который тоже хочет быть политической силой. Барак Обама призвал Европейцев построить более сильную Европу, в том числе в области обороны. По его мнению, мир нуждается в Европе и необходимо, чтобы она брала на себя больше, в ситуации полной неопределенности.

Для меня, в этом контексте, интересы Франции смешиваются еще больше с европейским строительством. Нам необходимо донести эту идею до наших сограждан. Европа находится в критическом моменте своей истории. Период избирательной кампании, которая приближается, полон опасностей. Риск возврата в прошлое существует под давлением националистов правых и крайне правых, а также партии левых.

Левые силы в Европе крайне слабые во Франции, в Германии, в Испании, в Соединенном Королевстве, есть ли у них будущее ?

Этого можно опасаться . Однако существует и реальное место для левой социал-демократической европейской партии. Наш мир нуждается в большем равенстве и справедливости. В этом смысле надо дать подняться популизму, в том числе Дональду Трампу в США. Когда выявляются неравенства в сфере образования, здравоохранения, наследии, всегда есть политические последствия.

Амбиции этих левых социал-демократов управлять, служить стране, не только в роли наблюдателя или оппозиционных организаций. Управлять - это более ответственно, чем протестовать. Но я не отказываюсь. Левые по-прежнему должны играть свою роль. Необходимо, чтобы у них для этого были средства.

Официальная помощь в целях развития является приоритетом

« Когда я прибыл в министерство иностранных дел в феврале прошлого года, я хотел непременно поднять уровень официальной помощи в целях развития (ОПР). В подготовке бюджета в 2017 году, я добился существенного увеличения : 133 млн. евро, из которых 83 миллиона - безвозвратная субсидия. И оказывается, Национальное Собрание приняло поправку, которая увеличивает ставки налога на финансовые операции, что обеспечит дополнительный доход в размере 270 млн. евро.

Это означает, что уровень ОПР, в 2017 году будет выше, чем 160 млн. евро в начале пятилетнего периода. Я не скрываю от вас определенной удовлетворенности.

Европа также прилагает значительные усилия по оказанию помощи в целях развития. Например, она удвоит в следующем году свою помощь Тунису. Это борьба, которую я веду для того, чтобы развитие Африки по-прежнему оставалось европейским приоритетом.»

Источник - газета "La Croix"

publié le 18/11/2016

Наверх